Одна из последних фотографий замечательного итальянского фоторепортера Энди Рочелли, погибшего во время минометного обстрела в Славянске

Вита Савицкая

Спит маленький “сепаратист”…
Под щёчку положив ладошку…
А в небе – шум, и гам, и свист…
И это всё – не понарошку…

Он спит, но сон взрывает страх…
Так гладь реки взрывает камень…
Всё в этом детском сне – не так…
И он теснее жмётся к маме…

Откуда знать ему, что он…
Давно записан в “террористы”…
Что вычислен и осуждён…
На страх и на… возможный выстрел…

Что прав лишён и должен он…
Жить в тёмном и сыром подвале…
И не волнуется ООН…
Идёт игра , а он забанен…

Спит маленький “сепаратист”…
Под щёчку положив ладошку…
А в небе – шум, и гром, и свист…
И это всё – не понарошку…

Взял здесь

Военный дневник девочки из Славянска

Дневники жителей Славянска – теперь это хроники военных действий и руководства как выжить при обстрелах и штурмах.

«Страшно, очень страшно, когда сильно начинает взрываться, когда начинаются пулеметные очереди. Эти звуки меня очень пугали, но я начала к ним привыкать», – пишет 14-летняя Рита.

«Я не буду говорить пессимистично, я считаю, что смерть – это вторая жизнь на небесах, душа же не умирает, она уходит на небо», – описывает свои мысли и чувства девочка подросток из Славянска…


Перетащил отсюда

Колумнист газеты «Комсомольская правда» Александр Жилин, находясь в Луганске, размышляет о том, что чувствует ребенок, живущий в зоне огня

На них невозможно смотреть без слёз.
Фашистская хунта обстреливает их круглосуточно. Целится в больницы, детсады, дома ребёнка, интернаты…
Что они переживают, о чём размышляют, находясь в зоне огня?

Ксюша Яковлева, 6 лет, Луганск:
– Больше всего я боюсь, чтобы не убили маму и папу. А то я не смогу спасти младшего братика, которому 6 месяцев. Пусть лучше убьют меня…

Сережа, 4 года, Луганская область:
– Мой папа ушел на войну. Мама и бабушка каждый день плачут и ничего мне не говорят. От этого мне становится ещё страшнее…
Может, папы уже нет?

Саша Горобэць, 5 лет, Луганская область:
– Я знаю, как пахнет война. Она пахнет подвалом, где мы ночуем с мамой…

Саша Беспалов, 3 года, Донецкая область:
– Я очень хочу кушать. Всегда…

Таня Махиня, 5 лет, Мариуполь:
– У нас страшнее, чем в фильмах ужасов. Похороны каждый день…
Киевская хунта обстреливает жилые дома, больницы, детсады, дома ребенка, интернаты…

В Семёновке, по которой сейчас долбит украинская артиллерия, остаются дети. Вот Антон и Люба Кобаченко, 1,5 и 4 года. Живут на Талалихина. Не стреляйте туда, у них нет подвала.

Света Абрамчук, 4,5 года, беженка из Славянска:
– Наш дом разбомбили. Мы с мамой и бабушкой жили в погребе. Когда бомба упала во двор снова, я стала заикаться…

Миша Федоскин, 5 лет, беженец из Краматорска:
– Путин нас спасет. Потому что Путин это бог и спаситель наш. Мама так говорит. У нас есть его портрет из газеты…

Ваня Лосько, 4 года, Краматорск:
– Когда бубухнула бомба, я испугался и описался. И писаюсь теперь каждую ночь, когда гром гремит, а мама смотрит на меня и сильно плачет…

Сергей Фиоктистов, 8 лет, Луганская область:
– Я не боюсь быть убитым, но если убьют маму, папу или бабушку, я этого не переживу…

Евгения Ляшенко, 9 лет, Донецкая область:
– На войне начинаешь верить в Бога по-настоящему, а не понарошку. Потому что понимаешь: только Бог может тебя защитить…

Тамара Овдеенко, 6 лет, беженка из Славянска:
– Война, это когда вокруг тебя только зло, а добро убито и похоронено где-то далеко…

Нашёл тут

Не могу не дать здесь ссылку на книгу Светланы Александровны Алексиевич “Последние свидетели. Соло для детского голоса”
Это вторая книга (первой стала «У войны не женское лицо») знаменитого художественно-документального цикла Светланы Алексиевич «Голоса Утопии». Воспоминания о Великой Отечественной тех, кому в войну было 6-12 лет – самых беспристрастных и самых несчастных её свидетелей. Война, увиденная детскими глазами, ещё страшнее, чем запечатлённая женским взглядом. К той литературе, когда «писатель пописывает, а читатель почитывает», книги Алексиевич не имеют отношения. Но именно по отношению к её книгам чаще всего возникает вопрос: а нужна ли нам такая страшная правда? На этот вопрос отвечает сама писательница: «Человек беспамятный способен породить только зло и ничего другого, кроме зла».

Рисуют дети войны

Широкая детская общественность широко откликнулась на агрессию Грузии против беззащитного осетинского народа. Редакция Правды Приднестровско-Донецкого Рабочего Союза (ПДРС) получила сотни рисунков, в которых дети обличают грузинско-украинскую военщину, клеймят преступления фашистов и выражают стремление.
Публикую подборку рисунков наиболее политически подкованных детей рабочих.

Путин казнит Саакашвили
Маратик Иванов, 9 лет, г. Мелитополь.


Маратик пишет: “Дядя Путин поймал Саакашвили и отрубывает иму голову, а собачка Кони лает на Саакашвили, потому что она умная”

Саакашвили приказывает давить танком осетинских детей
Толя К., г. Павлоград.

Толик в своём письме пишет: “Дети вышли в красивой одежде отпраздновать открытие Олемпеады. Они умылись и покушали. А Саакашвили приказал подавить их танкой!!!”

Российские войска освобождают Феодосию
Наташа Н., 8 лет.

Наташа сообщает: “На картинке я фантазирую как нас будут освобождать от хахлов. Тут нарисована я и сосед Гена как мы вышли встречать освободителей. А мой брат Сашка плохо себя вёл и его оставили в доме”.

Буш ругает Саакашвили, что он проиграл Войну
Настя Нечипорук, 6 с половиной лет, г. Илловайск

Настя пишет нам: “Буш вызвал Сакашвили в столицу Америки и ругает его что он дурак и проиграл войну и лупит его палкой. А Дмитрий Анатольевич Медведев в Москве радуется”

Русский танк давит украинского наёмника
Пётр Ткаченко, 5 класс

Пётр написал нам смс по телефону: “TYT HAW TAHK ZADAVIL BAHDEROVSA JAKIY GADIL ROSSII I OSETEI”

Затулин выдаёт российские паспорта жителям непокорённого Севастополя
Боря Стругалин, 7 лет и 2 месяца, город Балаклава

В своём письме Боря написал нам о своей тяжелой жизни в оккупированном Севастополе.

Источник здесь

Похожие записи:

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
20_cherepaha Голубизна и золото Голубой бухты 36_kapsel_meganom