savichev-vladimir

Дорогие посетители сайта, приглашаю вас познакомиться с литературным творчеством ярославского журналиста Владимира Савичева.

Судьба свела меня с ним на просторах интернета. Это очень начитанный и эрудированный человек, обладает талантом словосложения. Его рассказы-воспоминания о своей бабушке Марии Ивановне Сочиловой «Буня» и о своём детстве, дворе «Испанец, сын Анджелы Девис» невероятно теплы, добры, ибо, читая их, погружаешься в свои воспоминания, накатывающие печальной волной, что не вернуть уже тех, былых времён, когда деревья были большими. Ныне редко, читая современное, получаешь такое удовольствие, как при чтении его рассказов, и с ощущением грусти, что вот, конец и чтение завершилось.

Надеюсь, и вас это чтение не разочарует, а доставит удовольствие. Итак, пожалуйте в читальный зал.

Испанец, сын Анджелы Девис

Владимир Савичев

Несколько лет назад я побывал во дворе своего детства, что на кольце Пятёрки. Какие безликие, обветшалые серые микроскопические пространства, стиснутые унылыми хрущёвками. И какие это были прерии, джунгли, пещеры великанов каких-то 50 лет назад. И деревья были большими. Очень.

Дома эти заселялись семьями из снесенных бараков, коммуналок, тех, что на тридцать восемь комнаток всего одна уборная. И коммунальный дух продолжал царить в них. Свадьбы справляли всем двором, выносились табуретки, на них настилались доски, расставлялась небогатая закуска и обильная выпивка. И не меньше трёх гармошек рвали меха под женский визг и мужское гудение. Непременно и обязательно кому-то незлобно били морду.

Крышку гроба непременно ставили у дверей подъезда, двери в квартиру покойного были настежь и все приходили прощаться.

detstvo-1

А лучшим моим другом был Андрюша Шварцберг. Длинный, нескладный, голенастый. Впрочем, я был таким же, но была и разница – я был совершенно белобрыс как одуванчик и банально курнос, он же обладал жёсткой шевелюрой цвета воронова крыла и совершенно выдающимся шнобелем. Таким, что казалось, что подуй ветер посильнее, его голову будет по ветру разворачивать.

Я его очень любил в том числе и за то, что враль он был не просто выдающийся, феерический. Так, бабушка его была невестой Геринга, но бросила несчастного из-за того, что тот не решился стать большевиком и зарезать Гитлера. У него была марка страны Гваделупы, единственная в мире и стоила она один миллион 112 рублей 70 копеек. Точность оценки гарантировала правду. Марку никто увидеть не мог, потому что Андрюша проглотил её для сохранности, спрятав в золотой ампуле. То, что такое хранилище не надолго как-то в голову не приходило и я частенько с восхищением любовался тощим сейфом с сокровищем. А сам он был тайным сыном Анджелы Дэвис, которого от козней куклуксклановцев вывез в чемодане из Америки Юрий Гагарин.

detstvo-2Пока же роль его мамы весьма успешно, хоть и очень шумно исполняла Людмила Моисеевна, поразительно похожая на мультяшного Карлсона – точно такой же фигурой, чертами лица и разворошенным вороньим гнездом на голове. Как я потом понял, это был наиклассический образец еврейской мамы: сына она любила без памяти и с явным перебором. Поэтому поцелуи и щебет без видимого перехода превращались в вопли на зависть баньши и шлепки по всем частям неразумного тела отпрыска. Впрочем, она подолгу пропадала на своём шинном заводе и чадо пользовалось неограниченной свободой.

Дух дальних странствий одолевал нас. Ермак, Дежнёв и Хабаров Ерофей Павлович частенько провожали у околицы, смахивая непрошеную слезу. Это были полные удивительных приключений и страшных опасностей путешествия. Мы забирались вглубь неизведанных территорий, населённых дикими зверями и каннибалами. Заходили, трепеща сердцами, даже на земли ужасающей Фибралитки (кто знает, те поймут степень отчаянной смелости), откуда мало кто возвращался живым.

Но однажды случилось страшное. На пути нашем встал неизведанный водоём – строительный котлован, наполненный водой. Над краями его висели куски асфальта. Мой друг сам того не зная, решил уподобиться Байрону и взгромоздился на утёс. Утёс вместе с лордом ухнул вниз. Андрюша оказался по пояс в воде.

– А, – сказал он. Ааа. Аааааааааааа!!! – завыл подобно сирене тонущего «Титаника». К нему не торопясь подгребала стая аллигаторов.

– Сюда, сюда греби!, – срывающимся голосом завопил я.

– А? Ага, – ответил он, развернулся и погрёб. Чтобы вытащить жертву утёсокрушения, мне пришлось снять штаны и по ним, как по канату наследник матроса Лома выбрался на твердь. Крокодильи челюсти лязгнули у тощей задницы.

Бывало, что путь домой несколько затягивался, и когда мы приближались к стенам родовых замков, уже издалека слышался ультразвук  Людмилсеевны, а у моего папы был ремень. Папа пять лет служил на флоте.

А как-то нам надо было убить Раджу. Дюжего пятиклассника, облома и сволочь. Он назвал Андрюшу жидёнком. Я, правда, не очень понял, в чём злодейство, смываемое кровью.

– Жид – как сказать, что еврей – хуй, – пояснил друг. Ну, что такое это самое, учить меня уже было не надо. Но вот насчёт еврея…

– А ты что, еврей? – искренне удивился я.

– Нет, я испанец, но все испанцы дали клятву мстить за евреев.

Ну, тогда оно конечно, клятва – святое.

– А как мы будем его убивать?

– Нужен пулемёт, – твёрдо и уверенно сказал Зорро.

detstvo-3Ну, с этой ерундой проблем не было. Нужно было просто отправиться на экспедицию на Вторчермет, где этого добра было просто завались. Кстати, действительно, там порою попадалось и нечто милитаристическое, скажем, снаряжённые обоймы от трёхлинеек. Но по мальчишеским преданиям, можно было найти всё вплоть до танка. Полдня пролазив по ржавому железу, изгваздавшись и ободравшись, вернулись домой так и ре вооружёнными. А убивать злодея сковородкой было совсем не комильфо. Страшная месть не состоялась.

А потом Людмила Моисеевна вышла замуж за тракториста с ладонями-лопатами и вислым унылым носом, Андрею присвоили рыхлую и вязкую как непропечённое тесто фамилию Размышляев и отдали в интернат. А потом он стал вором-рецедивистом и имел четыре ходки. А потом его убили.

Какие большие были тогда деревья.

Источник

А для чтения рассказа «Буня» кликайте здесь.

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Два скалистых пика - Два Монаха Голубизна и золото Голубой бухты Голубая бухта
Мета