katranzhi-oksanaКатранжи Оксана

Русская выхухоль – зверёк уникальный со всех сторон, как ни крути. Во-первых, это реликтовый зверь, живой привет от ушедших геологических эпох, тёплый и дышащий осколок далёкого прошлого, живущий в некотором диссонансе с современными условиями, так как предназначен был для совсем другой жизни. Однако, выхухоли выжили, всех пережили и к новым условиям худо-бедно приспособились, причём даже не без остроумных инженерных решений. Не сказать, чтобы процветают, – численность их неуклонно снижается в современном антропогенном мире. А у кого, скажите, она не снижается, ну, кроме условных глистов, долгоносиков, крыс и тараканов? Человек подмял под себя всю планету, неуклонно сокращает площади природных экосистем, изменяет, загрязняет и уничтожает саму среду обитания диких животных, ну, да речь не об этом.

03_vyhuhol

Во-вторых, выхухоль, или, как её нежно называют хохуля, является палеоэндемиком бывшего СССР. Так как империя уже не та, то часть популяции оказалась на территориях Украины, Казахстана и совсем немножко в Беларуси. На территории вдоль Пиренейского хребта и в Португалии обитает единственный близкий родственник – крошка пиренейская выхухоль, живым весом всего 80-100 г, а больше и нет у них никого. Самые ближние из дальних родичей – состоятельные кроты. Русская выхухоль относится к роду Выхухоли и семейству Кротовые, отряду Насекомоядные. Как все представители отряда имеет ускоренный метаболизм, небогата мозгами, извилин в коре не заработала, да и самой коры там… больше разговоров. Аппетитом Бог не обделил, кушает много, даже не кушает, а жрёт натурально, просто болезненно озабочена поисками еды, так как должна в день съедать больше, чем весит сама. Голод для неё означает быструю смерть.

В-третьих, выхухоль, кроме арсенала смешных обзывалок типа «нахухоль», «похухоль», «чтохухоль» и прочие, обладает немалой харизмой и убойным обаянием, при весьма и весьма скромных внешних данных. Щеголяя прикидом «а ля мокрая крыска», она умудряется вызывать чувство живой симпатии и интереса к своей особе. В какой-то степени этот интерес сугубо коммерческий, так как мех выхухоли ценнее даже бобрового, но, убейте меня, даже слышать не приходилось о выхухолевых шубках, не то, что видеть и щупать. Уж слишком редкий зверь для добычи, но добывали в своё время, и немало. Например, на нижегородской ярмарке в 1913 году было продано 60 000 шкурок, а нынче общая численность зверя около 10 000, в лучшем случае 20 000. Приводятся и другие, более (или менее) весомые цифры как по шкуркам, так и по численности, но в любом случае раньше зверя было довольно много, а теперь стало очень мало. Советское правительство, к слову, озаботилось охраной выхухоли уже в 1920 году. Только представьте себе: война и разруха, внешняя угроза, голод, а люди думают о сохранении мелкой прибрежной тварюшки, которую и видел-то в своей жизни далеко не каждый. Это дорогого стоит, я считаю. Для охраны выхухоли впоследствии были созданы аж 4 заповедника и более 80 заказников, её активно расселяли, пытаясь увеличить ареал обитания. Врагов у неё, как у всякого мелкого и медлительного животного, достаточно: хорьки, волки, лисы, еноты, хищные птицы. Американская норка и ондатра активно вытесняют выхухоль из привычных территорий, выгоняют из тяжким трудом вырытых нор, ну, и деятельность человека не даёт нормально жить. После появления дешёвых китайских мелкоячеистых сетей, которые браконьеры просто бросают гнить в водоёмах, многие животные стали запутываться и бессмысленно погибать в таких спутанных комках-ловушках. Мы как-то в Беринговом море вытащили кусок японского трала. Лодка аж просела от перегруза – столько там запуталось лосося, причём тухлой и разваливающейся на куски рыбы. Я реально едва не скончалась от вони, пока дотелепались до берега и выбросили это богатство. Оставили бы сетку в море – она годами бы плавала на поплавках и губила, губила рыбу.

Весит выхухоль полкило, длина тела чуть больше ладони без хвоста, хвостик уплощённый, покрыт чешуйками (привет от рептилий) и шерстью, в основании хвоста утолщение с протоками мускусных желез. Мускус этот весьма ценился и использовался в парфюмерии. Во Франции постельное бельё перекладывали цветками лаванды, а на Руси – сушёными выхухолевыми хвостами. Берешь такая, простыночку, встряхиваешь, а хвостики фыр-р-р во все стороны. Или в декольте хвостик положить для завлекательного аромата. Хотя запах мускуса всё же очень на любителя, но закрепитель для духов был отличный.

Шерсть имеет необычное строение (шерстинки утолщаются к концу) и почти не намокает, в толще шерстяного покрова всегда имеются пузырьки воздуха. Когда выхухоль плывет под водой, то пузырьки отделяются и сопровождают её путь шлейфом. И (тадам!!!) в шерсти редкой русской выхухоли, которая занесена в Красную книгу России, живёт редчайший же паразит – жук-выхухолевик, который занесён не только в Красную Книгу России, но и в международную. Круто же, когда на эндемичном и редком животном обитает ещё более эндемичное и редкое животное. И более нигде в мире, вот так. И описан был этот жук впервые не кем-нибудь, а русским офицером лейб-гвардии, инженером, профессионально увлекающимся энтомологией. Элита и редкость-редкая в чистом виде. Тот печальный случай, когда чужие «блохи» родовитее тебя.

Мордочка у выхухоли презабавная, с подвижным хоботком и вечноулыбающимся ротиком с надутыми бантиком губками, позы принимать она тоже умеет весьма потешные. Глазки крошечные, буквально с булавочную головку. Крайне подслеповатая, зато слышит очень хорошо, а нюхает вообще отлично. На лапках перепонки, на пальчиках длинный маникюр, усищи-вибриссы длинные и богатые лихо торчат по всей мордели. Короче, красотка. Селиться любит по берегам замкнутых водоёмов типа стариц. На речках тоже селится, но там жить опасно: если животное не совладает с течением и его унесёт, то вернуться к норе не хватит сил – лапки-то слабые и ходит плохо по суше. Остаётся только молиться богам, чтобы выжить и хорошо устроиться на новом месте.

Выхухоль – гений фортификации. Она выбирает пусть невысокий, но обрывистый берег и строит ряд нор на разной высоте. Пользуется только норой с обязательным выходом в воду. Причём норы имеют разную планировку в зависимости от назначения: есть сложные гнездовые, а есть простецкие кормовые. Кушать пойманную добычу выхухоль выходит на берег. Если уровень воды поднимается, то она переходит жить в квартирку этажом повыше. Детенышей переправляет в новое жильё на спинке. В половодье, когда все норки затоплены, зверьки собираются на плотиках из камыша, на островках и деревьях. Есть версия, что именно половодье запускает процесс размножения. Общаются между собой, присматриваются и принюхиваются – выбирают будущие пары. Тогда-то их можно легко увидеть. Летом особых проблем нет, засуха только разве, а вот зимой очень опасны ранние паводки до ледохода, в затопленной норе подо льдом зверёк погибает очень быстро. Вдоль своих нор выхухоль в придонном иле до самого грунтового песка роет траншеи и двигается потом строго по ним. У неё с шерсти срываются пузырьки воздуха и собираются под ледовым потолком и там скапливаются. Привлеченные дармовым воздухом, на этих ледяных дорожках постепенно собираются окрестные подводные обитатели, а выхухоль регулярно наведывается туда собирать урожай. Даже зимнюю малоподвижную рыбку ловит и ест.

Живут выхухоли одиночно, парами, или компаниями. Зимой предпочитают сбиваться в более крупные коллективы – так выживать легче, теплее и веселее, наверное. Хорошо ладят между собой. Живут недолго – лет до 6.

В период ухаживания нарушают обет молчания и скрытности: самцы громко стрекочут на всю округу, а самки мелодично мурлыкают – девочки ведь. Соперничая за внимание самочки, самцы устраивают турниры – громко щёлкают друг на друга зубами, почти визжат и даже кусаются. Тут больше психологического давления на противника, чем реальной драки. Смотрится со стороны забавно – склока двух смешных толстопузиков. Самцы – неплохие папы и сидят с потомством, когда самка покидает норку, заботливо прикрывая детей одеяльцем из травы. Размножаются пару раз в году, малышня мелкая совсем – по 2-3 грамма младенцы. Сорок дней сосут мамку, в месяц уже ловят своих первых головастиков на прикорм, а в 8-10 уже вполне взрослые и могут приступать к размножению. В неволе не размножаются от слова совсем. В зоопарках мира нет ни одного экземпляра русской выхухоли. Это целиком и полностью наше национальное славянское богатство, только как-то слабо ценим мы его, впрочем, как и любой другой дар природы в наши насквозь коммерческие времена.

Источник

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Окаменевшая Черепаха 17_razboinichiya_buhta 39_lermont
Мета