Павел Рудич

medicinskaja-jolkaВот главный врач (он у нас, временно – женщина) и говорит на утренней конференции:

– Через месяц Новый Год. Давайте оформим общебольничную ёлку как-нибудь пооригинальнее. Можно ведь вместо шаров этих и бус, самим наделать игрушек в медицинской тематике. В виде хирургических инструментов, например. Что бы получился новогодний символ всей нашей медицины…

Травматолог Сайкевич заржал:

– Нашу медицину хорошо символизировать осиновым колом, забитым в грудь сами знаете кого!

– Кого вы имеете ввиду?! – встрепенулся стукач из оргметодотдела и включил диктофон.

– А то вы не знаете! Каждый день его видите в ящике…

– Нет уж! Договаривайте. Пусть товарищи вас послушают. Так кому вы предлагаете кол забить?

– Кому, кому… Пациенту российскому – главному нашему вурдалаку, кровопийце. А вы о ком подумали?

Главный реаниматолог говорит:

– Зачем инструменты делать? Можно настоящие повесить. А ещё лучше – наделать из фольги человеческих органов. От каждого отделения – специфические. Урологи пусть золотых членов наделают. Их можно навесить елке под подол…

– Ёлка, вообще то, – женского рода! – не согласилась заведующая гинекологического отделения.

– Ха! – обрадовался микрохирург – А как будет выглядеть в золоте изображение ворот, из которых вышел весь народ?

Гинекологиня задумалась.

А уролог вдруг обиделся:

– Все вы тут – специалисты, а не понимаете, что член – не может быть символом урологии! Может быть – андрологии, или венерологии? Даже, скорее всего, – сексопатологии. А эти специалисты в нашей больнице не водятся.

– И совершенно напрасно! – обидчиво сказала разведённая зав. гинекологией. – Сексопатолог в нашей больнице ох, как многим нужен!

– Для урологов простата – золотое дно! – опять заржал травматолог Сайкевич. (Главная врач с сомнением посмотрела на него: «Что, опять?»). – Пусть урологи простату изваяют из натурального золота для этой ёлки женского рода!

Зав. нейрохирургией был настроен лирически:

– Не все органы для ёлки годятся. Почки, конечно, можно изобразить в виде аленьких вишенок на серебряных мочеточниках. А лёгкие, на бифуркации трахеи, очень похожи на бабочку. Ещё сердце на ладони – хорошо узнаваемо… Вот и всё, пожалуй. Гастроэнтерологам – совершенно нечего предъявить. Печень, желудок, прямая кишка… Совсем не новогодняя сказка! Так что будет наша ёлочка без органов пищеварения! Да и на противоположный урологии конец, на верхушку ёлки, нечего будет надеть вместо звезды. Мозг, как не изображай, хоть в золоте, хоть в бриллиантах – всё одно получается: куча говна. Мы заказывали художника сочинить эмблему нашего отделения. От изображения мозга, даже стилизированного, пришлось отказаться. А ведь, казалось бы, такой красивый, на самом деле, орган!

– Только некоторые этим органом совершенно не пользуются, – зашипела невролог Левина. – Особенно нейрохирурги. Ваши молодые не знают, за какой конец неврологического молотка взяться. Носят для вида, чтоб их с санитарами не путали. Вчера ваш Брайловский…

– Диночка, не надо сейчас! – взмолилась главный врач.– Я знаю уже об этом прискорбном случае, вы мне докладывали… На верхушку ёлки я предлагаю поместить наш символ: змею и чашу…

Оргметодотдел вежливо возразил:

– В свете антиалкогольной компании, не будет ли этот неупиваемый змеёй бокал, воспринят, как пропаганда пьянства? Может быть лучше – свеча? И написать на ленте чуть ниже: «Светя другим, сгораю сам».

Травматолог Сайкевич изумился:

– Это как вы «сгораете» в своей писучей конторе? Деятели! Взять бы, да и устроить новогодний костёр из всех ваших приказов и указов! И чтоб девки из оперблока через этот костёр прыгали! Вот это было бы весело. Никто бы первого января и не вспомнил о вас, бумагомараках!

Оргметодотдел опрометчиво выключил диктофон и сказал:

– Ваша безграмотность, Валерий Дмитриевич, не знает пределов. Через костёр прыгают отнюдь не в новогоднюю ночь, а летом, на Ивана Купалы. Знать надо русские обычаи. С этого всё и начинается. А потом – пошло, поехало: халат – английский, стол – французский, инструменты – американские… Стыдно! Но теперь – всё, покончили с этим!

***

Сайкевича заботливо вывели из кабинета главного со словами: «Валера, Валера… Ну, зачем здесь, при свидетелях? Посадят ведь тебя из-за этой гниды. Сейчас позвоним судмедэкспертам, чтоб они у него следов побоев в упор не обнаружили…».

На этом рассуждения о «медицинской» ёлке закончились.

Стоит сейчас в холле больницы самая обычная, в шарах и бусах. Тёплый такой маячок из детства.

Сайкевич остановился у ёлки на пару минут. Поправил покосившуюся серебристую снегурочку, поменял местами пару шаров. Достал из кармана тёплый мандарин и украдкой съел.

Потом встряхнулся и побежал писать заявление на отпуск за свой счёт.

Главный порекомендовала ему исчезнуть из больницы на пару недель.

Позаимствовал тут

Похожие записи:

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
13_gol_buhta_2 Царский пляж Голубой бухты 39_lermont