otvet-malchikam-koljam

Чудо

Андрей Медведев

Если бы мне пришлось выступать в Бундестаге, как мальчику Коле, то я, пожалуй сказал такие слова:

– Уважаемые депутаты. Сегодня я увидел чудо. И это чудо называется Германия. Я шёл к вам и смотрел на красивые берлинские улицы, на людей, на замечательные памятники архитектуры, и теперь я стою тут, и смотрю на вас. И я понимаю, что всё это чудо. Что вы все родились на свет и живёте в Германии. Почему я так думаю?

Потому что учитывая то, что ваши солдаты сделали у нас, на оккупированных территориях, бойцы Красной Армии могли запросто оставить на месте Германии выжженное поле, руины и только параграфы учебников напоминали бы о том, что была когда-то такая страна. Это страшно, но так могло случиться.

Вы вероятно не помните всех подробностей оккупации, но это и не нужно. Я просто напомню вам о том, что солдаты Вермахта и СС делали с советскими детьми. Их расстреливали. Часто на глазах у родителей. Или наоборот, сначала стреляли в папу с мамой, а потом в детей. Ваши солдаты насиловали детей. Детей сжигали заживо. Отправляли в концлагеря. Где у них забирали кровь, чтобы делать сыворотку для ваших солдат. Детей морили голодом. Детей жрали насмерть ваши овчарки. Детей использовали в качестве мишеней. Детей зверски пытали просто для развлечения.

Вот вам два примера. Офицеру вермахта мешал спать младенец, он взял его за ногу и разбил его голову об угол печки. Ваши лётчики на станции Лычково разбомбили эшелон, на котором пытались вывезти детей в тыл, и потом ваши асы гонялись за перепуганными малышами, расстреливая их в голом поле. Было убито две тысячи детей.

И вот только за одно то, что ваши солдаты делали с детьми, повторюсь, бойцы Красной Армии, видевшие бесконечное кровавое пепелище от Волги до Западного Буга, могли сорваться, превратиться в беспощадных мстителей, и уничтожить Германию полностью. Возможно, даже с её жителями. Ведь они говорили и писали с фронта, не боясь цензуры, во время войны, что хотят отомстить немцам. Не фашистам. Не нацистам. Именно немцам.

Но они этого не сделали. Жалею ли я об этом? Конечно нет. Как можно жалеть о том, что не пролилась кровь? Как можно жалеть о том, что наши солдаты и офицеры проявили невероятный гуманизм и милосердие? Я преклоняюсь перед высочайшим духом и стальной волей моих предков, которые нашли в себе какие-то невероятные силы, чтобы не стать такими же скотами, какими были солдаты Вермахта. На пряжках немецких солдат писалось «С нами Бог». Но они были порождением ада и несли ад на нашу землю. Солдаты Красной Армии были комсомольцами и коммунистами, но советские люди оказались куда большими христианами, чем жители просвещённой религиозной Европы. И не стали мстить. Смогли прочувствовать, понять, что адом ад не победить.

Вам не стоит просить у нас прощения, ведь лично вы ни в чём не виноваты. Вы не можете отвечать за своих дедов и прадедов. И потом, прощает только Господь. Но я скажу честно – для меня немцы навсегда чужой, чуждый народ. Это не потому что лично вы плохие. Это во мне кричит боль сожжённых Вермахтом детей. И вам придётся принять, что как минимум ещё моё поколение – для которого память о войне это награды деда, его шрамы, его фронтовые друзья – будет воспринимать вас так. Что будет потом, я не знаю. Возможно, после нас придут манкурты которые всё забудут. И мы многое для этого сделали, мы много что просрали сами, но я надеюсь, что ещё не всё потеряно для России. Нам конечно нужно сотрудничать. Русским и немцам. Нужно вместе решать проблемы. Бороться с ИГИЛ и строить газопроводы. Но вам придётся принять один факт: мы никогда не будем каяться за эту нашу Великую войну. И тем более за Победу. И тем более перед вами. Во всяком случае, повторюсь, моё поколение. Потому что мы тогда спасли не только себя. Мы спасли вас от вас самих. И я даже не знаю, что важнее.

Источник

oni-hoteli-mira

Они хотели мира

Андрей Маргелов

Короткий доклад о судьбе ефрейтора ПВО Георга Йоханна Рау, зачитанный российским школьником Николаем Десятниченко в стенах немецкого бундестага, ожидаемо взбудоражил общественность. И действительно, фраза про «невинно погибших людей, многие их которых хотели жить мирно», произнесённая в отношении немецких солдат, пришедших на советскую землю с известной целью, вряд ли может оставить безразличным любого адекватного человека, даже поверхностно знакомого с родной историей. Миллионы загубленных жизней граждан СССР справедливо противопоставляются столь вызывающему и жестокому по отношению к памяти павших, заявлению школьника, произнесённого им с высокой трибуны и без малого на весь мир.

Однако коль скоро Николай и кураторы его изыскательской деятельности так озаботились судьбой невинных жертв с немецкой стороны, то, будь у них совесть и знание истории, им бы следовало остановить своё внимание на совершенно других людях.

Так, к началу войны более 300 тысяч немцев по политическим мотивам были осуждены или на длительное время заключены в концентрационные лагеря. Ещё 20 сентября 1939 года вышло указание начальника безопасности Гейдриха всем органам тайной полиции следовать директиве «О принципах внутренней безопасности во время войны».

В ней впервые был отдан приказ об «особом обращении» с антифашистами, то есть о немедленной расправе с ними «при попытках саботажа, подстрекательства к неповиновению, а также в случае коммунистической или марксистской деятельности». Облавы, аресты и казни антифашистов возобновились незамедлительно и с новой силой, не прекращаясь вплоть до окончания войны.

Впрочем, несмотря на всеобщую обстановку террора, все эти люди ставили своей задачей лишь прекращение войны и действовали: саботировали, агитировали, воевали в составе партизанских соединений. Другими словами, сопротивлялись всеми доступными им средствами. При этом тысячи из них закончили свою жизнь под пытками в гестапо. Ещё больше было уничтожено в концлагерях.

Поэтому следует помнить, что когда в августе 1942 года ефрейтор Георг Йоханн Рау вместе со своими товарищами разворачивали орудия ПВО под палящим донским солнцем близ Сталинграда, его соотечественник Харро Шульце-Бойзен вёл агитационную работу, сотрудничал с советской разведкой, помогал партизанам в оккупированных фашистами странах Европы. Однако к сентябрю он и его единомышленники уже были арестованы и после инсценированного суда спешно казнены.

Так кто же в таком случае на самом деле не хотел войны? Кто из немцев приближал мир, как мог? Кто принёс себя в жертву идеалам гуманизма и справедливости? Ответ на эти вопросы один. Антифашист – тот, кто поднялся на борьбу с властью фашистов внутри самой Германии, а отнюдь не тот, кто встал под её знамена.

Правда, Николай поведал нам, что вставали против воли, что на самом деле многие хотели мира. Что же, давайте задумаемся, так ли против воли, так ли не хотели войны? Вот в нежелание воевать немецкого солдата Альфреда Лискофа поверить легко. По крайней мере, он ещё 21 июня 1941 года, рискуя жизнью, перебрался через пограничную реку, чтобы предупредить советский пограничный отряд о предстоящем наступлении. Герой же доклада Николая, ефрейтор Георг, так хотел мира, что воевал ещё целый год после этого, чтобы в итоге оказаться под Сталинградом, за тысячи километров от своего родного Зигмарингена. И только там, судя по всему – в момент окружения, его миролюбивые стремления начали оформляться в полной мере, усиливаясь обратно пропорционально температуре окружающего воздуха и частоте снабжения окруженной армии.

К слову, выступление школьника крайне скудное, а ведь очень хотелось бы узнать про биографию пресловутого ефрейтора подробнее. Как жил, где учился, как попал в армию? Ведь нежелание воевать неизбежно ставит перед человеком вопросы целесообразности войны, её целей, в том числе и для него самого. Именно эти вопросы освещали антифашисты, и в первую очередь, немецкие коммунисты, в своих агитационных материалах перед началом и на протяжении всей войны. Мог ли будущий ефрейтор Георг не сталкиваться с этой информацией? Маловероятно. Ещё до начала войны по всей Германии действовали сотни ячеек сопротивления от нескольких десятков до нескольких сотен человек в каждой. Издавались и распространялись подпольные газеты, листовки, плакаты и прочие материалы, детально разъяснявшие, что на самом деле происходит и к чему приведёт война. Да, речь не шла о стотысячных экземплярах, но информация всё равно достигала людей, поднимая их на борьбу, саботаж и диверсии. Однако, поскольку Георг всё-таки оказался на Восточном фронте, то выходит, что он был глух к этой пропаганде и, что более вероятно, попросту не терзался подобными вопросами. А когда грянул призыв, подобно миллионам своих соотечественников, был вынужден под страхом репрессивной машины Гитлера повиноваться и одеть-таки военную форму. Ведь именно такую версию истории нам сейчас рассказывают? Но не будем такими наивными. Причина, почему Георг оказался на советской земле, совсем другая.

Всех этих людей гнал на восток отнюдь не страх, а шовинистический угар, создаваемый расистской пропагандой, военными успехами и теми подачками, которые фашистская клика бросала своему населению из награбленного в оккупированных странах. И победа над СССР должна была стать ещё одной «лёгкой прогулкой», сулящей немалую экономическую выгоду. Однако, как известно, победы не случилось. Зато пришлось заплатить за военную авантюру своими жизнями, и платили, в первую очередь, такие вот Георги. Но это не делает их невинными жертвами. Будем честны, даже в искреннее раскаяние этих людей, если оно имело место быть, поверить достаточно сложно. Поскольку наступало оно не в результате собственного интеллектуального и морального роста, а лишь вследствие встречи с силой духа советского человека, оказавшегося готовым драться за своё социалистическое государство насмерть.

К сожалению, всё это слишком сложно для выступления современного школьника. Да и не соответствует реальная историческая картина тому, что нам пытаются навязать сегодня про жертв войны и тирании с обеих сторон. При этом, не забывая подчеркнуть, что советский режим всё же был более античеловечным. Георга вон уже в плену заморили, не спасли. В этой связи Николаю, как и его преподавателям, стоило бы прочесть книгу бывшего военнопленного Эмиля Ешонека с характерным названием «Где учился думать простой солдат». Там, в частности, автор пишет:

«даже в самые критические дни и недели войны, когда советские люди сами нуждались во всём необходимом, они делали всё, чтобы сохранить военнопленным жизнь».

Или вот отрывок из поэмы Луиса Фюрнберга «Земной гимн»:

Ну что горюешь, ратник?
Чего повесил нос?
Держи-ка лучше ватник,
А то у нас мороз,
Хоть ты ещё калека
И мыслью не богат,
Мы душу человека
В тебе отыщем, брат!

Конечно, условия плена были тяжёлыми, но зная, что творилось в немецких лагерях и, зная лишения советского народа в то время, говорить про тяжёлые условия немцев в плену могут только бессовестные глупцы.

Однако повторимся: всё это не соответствует истории, которую для нас и наших детей пишут сегодня. Ведь, возьмись Николай за биографию настоящих борцов за мир, которые пали жертвами фашистского режима, он мог бы открыть для себя многое из того, что ни ему, ни вообще современному подрастающему поколению знать не нужно. А именно то, что большинство антифашистов были прежде всего коммунистами. Он бы узнал, что Шульце-Бойзен и его группа «Красная капелла» были осуждены с формулировкой «фанатичные приверженцы коммунизма» и обезглавлены 22 декабря 1942 года. К слову, как раз тогда, когда русская зима и советское окружение начали весьма прозрачно намекать ефрейтору ПВО на его будущее. Он бы также узнал, что в момент, когда ефрейтор сдавался в плен, добивали в концлагерях остальных членов «Красной капеллы». Ему бы также стало известно, что антифашист Вальтер Хуземан утром перед казнью приписал к прощальному письму своему отцу:

Лучше смерть за Советский Союз, чем жизнь при фашизме! Лучше с честью умереть под топором палача, чем жить в позоре под властью фашистов! Никогда не забывайте этого!»

Возможно, юный школьник заинтересовался бы, почему последними словами другого видного деятеля сопротивления Гейнца Капелле стали:

Да здравствует Советский Союз! Да здравствует коммунистическая партия!»

И наконец, возможно, что всё это подтолкнуло бы молодого человека узнать лучше о том, что же двигало всеми этими людьми и давало силы принимать смерть с гордо поднятой головой.

Но вместо этого Николай будет считать, что говорил о мире во всём мире, о том, что никто не хотел войны, как не хочет её он. И самое страшное, что ни у него, ни у преподавателей и чиновников, которые встали на его защиту, нет осознания того, что сказанное – не нормально. Скорее всего, эти люди действительно искренне не понимают, насколько наивно апеллирование к торжеству здравого смысла в мире капиталистических хищников. И что подобной аргументацией и докладами они не только вызывают бурю справедливого негодования в обществе, но и способствуют стиранию из истории имен тех, кто отдал жизнь в борьбе с этими хищниками.

Зато всё это прекрасно понимают сами хищники, те, кому нужно переписать историю в угоду своим буржуазным интересам. Но, к счастью, это также понимаем и мы, современные левые. А значит, наша сегодняшняя задача заключается в агитации и пропаганде, разъяснении соотечественникам сути тех процессов, которые происходят в нашем обществе.

Литература:
Бланк А.С. Коммунистическая партия Германии в борьбе против фашистской диктатуры.
Наши жертвы были не напрасны: Немецкие коммунисты в борьбе против фашизма и войны, 1933-1945.

Источник

Читайте также о героях войны Марусе Лагуновой, Дмитрии Овчаренко, Фёдоре Полетаеве, о защитниках Брестской крепости здесь, здесь и здесь.

Похожие записи:

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
13_gol_buhta_2 Мыс Капчик 39_lermont