Русский, не проспи врага!

Этот ролик-клип я опубликовал три года назад и без комментариев. Тогда мне и в дурном сне не могло присниться, что он станет актуальным, злободневным, сегодняшним. Фашизм жив и стучится в наши двери!

Семья моей бабушки была раскулачена в 1931 году, разрушена и разлучена, большая её часть сослана в Архангельскую область. Когда началась Великая Отечественная война три бабушкиных брата и старший из племянников без всяких обид на власть ушли на фронт спасать свою Родину. Вообще-то на фронт ушли семь моих дедов, один дядька (бабушкин племянник) и отец. Три моих деда и дядька остались на той войне навсегда. Из бабушкиных братьев вернулся домой только один, самый младший. Кстати, тот, который в 1931 году раскулачивал бабушкину семью, типа, строил социалистический колхозный строй, в 1941 году, когда пришли немцы, надел нарукавную повязку, повесил на плечо карабин и вновь пошёл грабить односельчан, укрепляя в селе на этот раз уже гитлеровский порядок.

 

Другие члены нашей семьи рвали пупки на заводах (ещё один из моих дедов не вылазил из своего цеха Харьковского турбинного), на колхозных полях. “Всё для фронта, всё для победы!” Часть семьи оказалась на оккупированной территории, по полной испытав страх, голод, унижения…

Моя мама встретила войну девятилетней девочкой, десять ей исполнилось на 12-й день войны. Я послевоенное поколение и прекрасно помню руины в центре моего Харькова, значит руины стояли ещё в 1955-56 годах, а, например, один из корпусов на территории 17-й больницы стоял разрушенным до начала 60-х годов. Мама имеет статус “Дети войны”. Значит я “Внук войны”.

Как же можно всё это забыть, предать?!

Ну, а это текст песни из ролика.

“Песня о войне” Сл., муз. – Ильяс Аутов

Группа MOTOR-ROLLER

Проснулись все, кому спалось –
Над крышей что-то взорвалось.
Я распахнул свое окно и глянул вверх.
И тут мне сзади говорят:
«Ты посмотри! Опять бомбят».
А я в ответ: «Да, это ж просто фейерверк».

Кому в ответ? Кто говорил?
Ведь я один в квартире был.
Жена у матери. Давно, наверно, спит.
Я обернулся. Что за бред?
Передо мной стоял мой дед,
Мой дед, который в 45-м был убит.

Шинель, пилотка, ППШ…
А я стоял, едва дыша
И головой своей мотал, чтоб сон прогнать.
Но дед не думал уходить,
Он попросил воды испить,
Потом сказал: «Присядем, внук. Чего стоять?»

Напротив деда я сидел
И словно в зеркало глядел.
И дым махорки, незнакомый мне, вдыхал.
А он курил и говорил
Про то, где воевал, где был,
И как на Одере в него снаряд попал.

Тут его взгляд задумчив стал,
И дед надолго замолчал.
Потом вздохнул и произнес: «Скажи мне, внук,
Ты отчего же так живёшь,
Как будто свой башмак жуёшь,
Как будто жизнь для тебя сплошной недуг?»

Я растерялся, но потом
Ему всё вывалил гуртом:
Что современный человек – такая дрянь,
Что я ишачу на козла, 
Что в людях совесть умерла,
И что отмыться им – не хватит в мире бань.

Я что-то там ещё кричал,
Но тут кулак на стол упал -
Горящим, страшным взглядом дед меня сверлил.
«Тебе б со стороны взглянуть,
Мой внук, на жизни твоей суть,
И ты тогда б совсем не так заговорил.

Ты был талантлив, всех любил,
Но всё в деньгах похоронил.
Искал разгадку смысла жизни, а теперь
Ты ищешь баб на стороне,
Забыл о сыне и жене.
И между миром и тобой стальная дверь.

Неужто ради ваших склок
За хлеб и зрелища мешок
Мы погибали под огнём фашистских крыс?
Эх, нету Гитлера на вас!
Тогда б вы поняли за час
Всю ценность жизни, её прелесть, её смысл.

Уже рассвет входил в мой дом,
И пели птицы за окном.
Солдат исчез, и я вдруг начал понимать:
В любом из нас сидит война, -
Не знаю, чья в этом вина, -
И надо жить, чтобы на ней не погибать.

 

Похожие записи:

Оставить комментарий