Пётр Акопов

Пётр Акопов

Россия и Новороссия политически выиграли от завершившейся эпопеи с гуманитарной помощью

za-kem-prishjol-konvoji

России удалось ‒ судя по всему, без особых политических последствий ‒ доставить гуманитарную помощь в осажденный украинскими войсками Луганск. Символическое значение этой акции далеко превосходит даже её абсолютно необходимый гуманитарный смысл.

Решение России отправить конвой в Луганск самостоятельно, не дожидаясь окончания устроенного украинской стороной беспредела (так резко выразился МИД о нарочитой затяжке с оформлением разрешения на пропуск конвоя), позволило не только в этот же день доставить уже больше недели простаивавший на границе груз, но и лишний раз обнажить те приёмы, которые используют против России как Киев, так и Запад. Более того, конвой позволил прозондировать всю кризисную ситуацию в целом.

Как только конвой начал своё движение, в Киеве завели разговор о вторжениии вопиющем нарушении международного права, но вскоре признали, что бомбить не будут. Конечно, удар по конвою был бы самоубийственным для Киева – в том смысле, что окончательно развязывал руки Москве для ввода миротворцев (о завершении создания специальных миротворческих подразделений в рамках ВДВ было «случайно» объявлено именно в момент пересечения конвоем границы). К тому же конвой пошёл на Луганск не по основной, короткой дороге – а сделал крюк, чтобы не проезжать поблизости или даже через контролируемые киевскими силами районы. Впрочем, похоже, что Киев боялся удара по конвою больше всех, премьер Яценюк даже заявил, что Россия сама ждёт разгрома конвоя, чтобы обвинить в этом украинские власти.

Украинские власти, похоже, уже сами начинают верить в собственную пропаганду; и если Наливайченко убежден, что КамАЗы нужны для отправки назад в Россию тел погибших добровольцев, то Яценюк считает, что Москва собирается расстреливать собственный конвой. В любом случае сработали или страх, или понимание собственного бессилия, но конвой прошёл без эксцессов. Более того, пока Порошенко и Наливайченко возмущались «вопиющим нарушением», глава администрации президента Украины Борис Ложкин говорил со своим российским коллегой Сергеем Ивановым. И хотя этот разговор состоялся по поручению Порошенко – с целью, как он сказал, донести озабоченность и предложить вернуть ситуацию в поле международного права, – оба собеседника высказались «за скорейшую, без каких-либо инцидентов и провокаций доставку гуманитарной помощи». То есть Киев, на словах осуждая, по факту был вынужден одобрить и смириться с самостоятельными действиями России. Но именно что вынужден: потому что сначала сознательно не хотел принимать помощь, демонстрируя своё абсолютное презрение к жизням жителей собственной страны. И это – одно из главных последствий событий 22 августа.

Понятно, что Киев и так не контролировал границу и территорию, по которой продвигался конвой, но Россия демонстративно потратила очень много сил и времени на то, чтобы соблюсти ничего не значащие в нынешней ситуации формальности (дождаться украинских пограничников и таможенников, наблюдать за тем, как они тянут время). Это делалось вовсе не потому, что Москва готовится бросить Новороссию или разменять её на какие-то мифические договоренности с Киевом, – а с целью ещё раз продемонстрировать всем невменяемость украинской стороны, её неспособность и нежелание отказаться от попытки силового подавления повстанцев.

Если бы Киев одобрил прохождение колонны, то Порошенко, конечно, понёс бы имиджевый урон среди сторонников «войны с Россией до победного конца», но зато продемонстрировал бы наличие у него хотя бы толики доброй воли и желания на самом деле договорится что с Россией, что с Новороссией. Однако страх перед коварной Россией и собственными ястребами оказался сильнее.

Сказалась, естественно и позиция США, которые ещё накануне заблокировали принятие Совбезом ООН заявления в поддержку доставки гуманитарной помощи, о чём в пятницу напомнил российский МИД, прямо обвинив Вашингтон в продвижении военного сценария: «Если США пошли против абсолютно неконфронтационного, примиряющего текста, то не остаётся никаких сомнений в нацеленности Вашингтона на продолжение вооруженного противостояния на Украине. Иначе как попыткой подорвать гуманитарную миссию назвать это нельзя».

Естественно, что реакция США на самостоятельные действия России в пятницу также была осуждающей и категоричной. Более того, Белый дом даже пригрозил новыми санкциями, если Россия не выведет колонну из Украины! Негативной была и реакция проатлантических европейцев.

«Это явное нарушение украинской границы, и призываем Россию отменить это решение», – заявила представитель комиссара по иностранным делам ЕС Кэтрин Эштон.
А шведский министр Карл Бильдт вообще написал в своём «Твиттере»: «Выглядит так, будто «гуманитарный конвой» ворвался на Украину следом за подразделениями 76-й воздушно-десантной дивизии. Полномасштабная попытка занять ключевые зоны» – то есть сознательно пошёл на откровенную ложь.

Но при всей осуждающей реакции что Европы, что США, она носит скорее ритуальный характер: все понимают, что в случае с конвоем Россия вела себя с Киевом более чем аккуратно и вежливо. И главное – помешать России всё равно невозможно, а с точки зрения пропаганды и общественного мнения упорное нежелание Киева впускать конвой и потакание ему в этом со стороны Запада абсолютно проигрышны для них самих, и в Европе это прекрасно понимают. Опасения, что на плечах конвоя въедет дивизия ВДВ, глупы – миротворцы войдут сами, если Путин сочтёт, что без этого уже не обойтись.

А позиция США в истории с конвоем ещё раз продемонстрировала, что противник всеми силами будет затягивать войну, стремиться физически ликвидировать сопротивление, сопротивляться любым попыткам России затушить огонь. Но раз противник не хочет не только мира, но даже и перемирия, раз Новороссии не хотят дать жить – значит, ей придётся помогать расширяться до тех пределов, которые обеспечат безопасность русских и малороссов, Новороссии и России – и это гораздо западнее, чем Днепр.

Пока что Россия и Новороссия политически выиграли от наконец-то завершившейся эпопеи с конвоем. Велико и символическое значение прямой и официальной помощи России одному из двух центров сопротивления. Для защитников Луганска эта помощь станет зримым подтверждением того, что Россия с ними.

Луганск и Донецк и так уже давно признаны Россией, пусть пока и неофициально, – не только обществом, но и органами власти. Так, во всех документах Следственного комитета РФ, связанных с возбуждением дел по поводу преступлений на Украине давно уже фигурируют Донецкая и Луганская народные республики. Тот факт, что Кремль пока что не идёт на официальное признание республик, говорит только о том, что необходимо правильно завершить оформление свидетельства о смерти нынешней Украины – над чем ускоренными темпами работают в Киеве, продолжая силовую операцию на востоке и приближая коллапс остальной части страны.

Попытка переговоров с Порошенко во вторник в Минске станет ещё одним важным этапом на этом пути – Путин лично убедится, что говорить с ним просто не о чем. Поведение Порошенко во время операции с гуманитарным конвоем доказывает это лучше всяких слов – его не заботит жизнь собственных граждан. Значит, или он уже не считает их своими, или же просто становится убийцей, занимаясь уничтожением собственного народа. Выбор одного из этих вариантов – пожалуй, последний выбор, который ещё может сделать Порошенко. Конвой ему в помощь.

Источник

Похожие записи:

Один комментарий на “За кем пришёл конвой”

  • Григорий:

    Вот сколько Путин руководит страной, столько я и удивляюсь его дзюдоистким приёмам в политике!
    Причём, он всегда правее и милосерднее всех своих “справедливых и демократичных” соперников!

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Окаменевшая Черепаха Два скалистых пика - Два Монаха 39_lermont