Салтовские зарисовки

После высадки на острове и обустройства своего быта Валерка с Александром Евгеньевичем озаботились обеспечением условий рыбалки.

sizha-zalishsuk

Залищук Валерий «Юный рыбак»

Конечно, у них были и экраны, и небольшой бредень, и даже короткая, не более пяти метров в длину и метра в высоту, крупноячеистая сеточка. Но интересней было ловить рыбу удочками, а делать это на мелководье однозначно не реально. Необходимо было на приличном удалении от берега, где глубина достигает хотя бы трёх метров, создать подобие сижи, чтобы можно было удить рыбу с постоянного прикормленного места. Так как у ребят была надувная лодка и ловить рыбу они собирались с неё, самым простым вариантом им представлялось вбить в водохранилищное дно два кола для якорения к ним лодки. Александр Евгеньевич, вооружившись топором, покинул остров в надежде разыскать и добыть на безлесой территории подходящие растения. А Валерке поручил варить перловую кашу с макухой для прикорма будущего места ловли, в надежде уже с завтрашним рассветом попытать рыбацкого счастья. С задачей своей Александр Евгеньевич справился нескоро и Валерка успел не только приготовить рыбам кашу, но и замесить её с жирным чернозёмом, накрутив крупные кашеземляные тефтели.

Пристроив к корме лодки на буксир две длиннющие жердины толщиной с плечо у комля, и, вооружившись глубиномером, верёвкой с привязанным на один из её концов небольшим грузом, а также, озаботившись упаковкой лезвия топора в ветошь, дабы случаем не повредить резинку-лодку, пристроив в ней же котелок с тефтелями, рыбаки отчалили от берега.

Пока плыли, выбирали место с подходящей глубиной, привязывали топорище к верёвке, только что бывшей им глубиномером, чтобы в случае падения топора в воду не утопить его безвозвратно, начало смеркаться. А, приступив к втыканию первой жерди в дно, рыбаки поняли, что перед ними не просто трудновыполнимая задача, наступали моменты, когда им казалось, что она вообще невыполнимая. Прежде всего выяснилось, что установить жердь в воде вертикально не получается. Нижний её конец, даже касаясь дна, не желал в нём фиксироваться и норовил всплыть. Мало того, что по законам физики вода выталкивала деревяшку из своей толщи, ситуация усугублялась ещё и тем, что ребята сидели в лёгкой резиновой лодке, которая парусила при малейших дуновениях вечернего надводного ветерка и, отплывая от устанавливаемой жерди, заваливала её. Лодка вертелась вокруг жерди, донный конец жерди пытался вырваться на поверхность, сидящему на вёслах не удавалось удержать лодку в нужном положении, а втыкающий жердь в дно, упираясь в надводный конец кола, лишь помогал лодке оттолкнуться от него, и жердь опять заваливалась. Прикладывая невероятные усилия, временами теряя надежду на успех, наконец, им удалось зафиксировать жердь в дне, пусть и не совсем вертикально. Распаковав из ветоши топор, начали пытаться его обухом забить жердину в дно водоёма поглубже и понадёжней, но с каждым ударом по торцу жердины она вибрировала, раскачиваясь в разные стороны, амортизируя силу удара и не очень-то стремилась вбиваться в дно. Тогда Александр Евгеньевич бросил вёсла и, свешиваясь через бортовой баллон лодки, ухватился двумя руками за торчащий над водой конец жерди, а Валерка, стоя на коленях у этого же борта лодки, старался попасть обухом топора не по рукам Александра Евгеньевича. При этом нагруженный весом рыбаков борт значительно погрузился в воду, а противоположный – задрался вверх и с каждым прикладыванием топора к торцу кола лодка, угрожая перевернуться, черпала погружённым бортом воду.

И тут, после очередного Валеркиного удара топором, Александр Евгеньевич вспомнил байку, как два кума, задумав забить быка, сначала повечеряли, приняв для смелости на грудь самогонки, и, когда уже смеркалось, вооружившись топором, пошли в хлев. В хлеву оказалось ещё темнее, чем на дворе. Хозяин взял быка за рога, а куму предложил оглушить быка, приложившись ему обухом топора между рог. Когда кум, размахнувшись топором ударил быка, тот устоял, а хозяин еле удержал его, попытавшегося вырваться, и попросил кума ударить сильнее. Кум в темноте размахнулся, как было приказано, и ударил во второй раз, и бык опять устоял, а хозяин смачно крякнул. Кум, войдя в азарт, вновь взмахнул топором, но тут в темноте раздался голос хозяина: «Кумэ, якщо вы так вдарытэ мене щэ раз, то я быка вжэ нэ вдэржу!».

В конце концов, рыбаки с помощью крепчайших словосочетаний, шуток и хохота, измучавшись, уже в темноте таки забили кол в дно водоёма. заякорили к нему нос лодки и взялись за вторую жердину. То ли они, мучаясь с первой жердью, уже наловчились, то ли лодку, зафиксированную одним своим концом, не так сдувал ветерок, а может всё вместе, но со второй жердью они трудно, но справились быстрее. Накидали рыбам тефтелей прикорма и уставшие, но довольные поплыли в свой лагерь.

__________
Читайте также рассказы этой серии «Щука» и «Остров свободы»

Копирование авторских материалов с сайта возможно только в случае
указания прямой открытой активной ссылки на источник!
Copyright © 2021 larichev.org

 

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Окаменевшая Черепаха Мыс Капчик 36_kapsel_meganom
Мета