krapiva

Салтовские зарисовки

Если вы ещё не читали рассказа «Щука», то, чтобы понимать о чём это и где, начните со «Щуки».*

Несколько извитая линия берега, сильно вдаваясь в тело водохранилища, образует треугольный мыс, центр которого в виде небольшой возвышенности, полого снижающейся к воде. Если стоять лицом к воде, то перед правым берегом мыса с небольшим илистым пляжиком простирается само водохранилище с далёким противоположным берегом.  А перед левой стороной мыса, частично поросшей низкорослым камышом, и тоже в виде ещё более короткого пляжа, простирается начало обширного мелководного залива, порой чуть-чуть, а местами и обильно оккупированного тростником, и являющегося заказником.

Как со стороны водохранилища, так и со стороны залива водоём двумя встречными заводями внедряется в основание мыса, огибая его возвышенность и, когда вода в водохранилище высока, они соединяются между собою, образуя протоку, превращающую мыс в остров, а в годы низкой, отступающей, воды мыс, получая сообщение с большой землёй, становится полуостровом. Заводи эти мелки и илисты, легко преодолеваются вброд, а в месте своей встречи, при высокой воде растекаются большой лужей, истоптанной копытами лошадей и коров. О том, что коровы сюда захаживают, указывают и их, разбросанные тут и там, лепёшки. Растительность этого дивного места скудна и примечательна лишь мощными зарослями крапивы, захватившими почти всю возвышенность и остриё мыса, разделив оба пляжа, но не тронувшими пологие склоны возвышенности.

zavodь

В тот год Валерку привёз на этот остров приятель, заядлейший охотник и рыбак. Они поставили две двухместные палатки для себя и одну одноместную для продуктов, смастерили из специально привезённых нескольких досок и палок столик и лавку и установили их перед палатками, выкопали ямку-погребок и Валерка, облачившись в одежды, максимально закрывающие тело, а ноги защитив броднями, протоптал небольшой лабиринт в зарослях крапивы и выкопал ещё одну узкую яму-туалет. Так как дрова в округе были редкостью, то готовили пищу на бензиновом примусе «Шмель», а дефицитные дрова берегли для вечерних не ежедневных костров. Через некоторое время приятель, оставив Валерку на хозяйстве, умчался за сыном старшеклассником, приезжающим к нему на лето из другого города. Дел у Валерки было невпроворот и скучать было некогда. И тут в разгар жаркого июльского дня он увидел в небольшом отдалении от берега, медленно ползущую по водной глади деревянную лодку. Валерка приблизился к берегу и, приставив ладонь козырьком над глазами, пытался рассмотреть плывущих. По тёмным против слепящего солнца силуэтам было видно, что в лодке двое, посередине мелкий, лениво изредка взмахивающий вёслами, а на корме крупный, притопивший корму своим весом и напряжённо всматривающийся в берег. Валерке в силуэте крупного что-то показалось до боли знакомым, но, ещё не сообразив, что, он услышал донёсшийся с лодки громкий свист и возглас:

– Эй, на берегу, гостей принимаете?!
– Ксёёён, – подпрыгнув и, размахивая руками, радостно завопил Валерка.

Когда в конце июня он, собираясь на остров, на котором сам ещё никогда не бывал, лишь в общих чертах рассказал Игорю, где собирается отдыхать, он и подумать не мог, что тот не только соберётся, но и найдёт его здесь у чёрта на куличках. Высадившись на берег, поблагодарив и отпустив лодочника, Игорь, превышающий Валерку что ростом, что размерами вширь, сгрёб, радующегося его приезду, друга в свои объятия.

– Ну, давай веди, знакомь со своим островом свободы.

Конечно же, Игорь приехал не один, а с двумя бутылками водки. И безусловно же на воздухе под вкуснейшую свежайшую уху к вечеру они были осушены. Уж сколько за долгие годы их дружбы было пито, перепито, но Валерка не помнил Игоря, когда-либо потерявшим над собой контроль и внешне он всегда казался трезвым, чего Валерка никак не мог рассказать об отношениях своего организма с алкоголем. И в этот раз Валерка, раскрепощённый водкой, вырвавшийся, почти на всё лето, из семьи, их жёны решительно не приемлили подобного отдыха, демонстрируя свою свободу и наслаждаясь волей, зашёл в центр, искорёженной копытами коров лужи, расставив широко руки и задрав голову в голубую синь, перекрикивая гомон лягушек: «Эгэ-гэ-гэээй!!!», рухнул с полного роста навзничь в илистую лужу, подняв столб брызг, а поднявшись, повторил такое же падение, но лицом вперёд и ещё раз рухнул вправо, и, наконец, влево, дескать, хочу не падаю, а хочу – падаю на все четыре стороны.

___________
* За рассказом «Щука» идите сюда.

Копирование авторских материалов с сайта возможно только в случае
указания прямой открытой активной ссылки на источник!
Copyright © 2021 larichev.org

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Царский пляж Голубой бухты 17_razboinichiya_buhta Тусовка чаек на Капчике
Мета