himija-polingovКостик ниже среднего роста оправдывал свою немецкого происхождения фамилию, щупленький мальчик, когда волнуется чуть-чуть подёргивает носом с верхней губой и моргая глазками, невероятно ушлый, но нарушения границы, за которой начинались бескрайние просторы непорядочности, не совершал, а посему ушлость, порой, заводила его в ситуации, вызывавшие улыбку. А поди стань не ушлым, когда растёшь и формируешься в четырёхчеловековой семейной ячейке самым младшим, где главный командир мама, а под ней, но над тобой ещё два посредника, папа и старший брат, причём папа настолько ушлый, что, судя по всему, печати ставить негде, и костиковому яблоку не получилось откатиться далеко от раскинутых папиных яблоневых веток. Но молодёжь, она и есть молодёжь, старый опыт не переушлишь.

jabloko-ot-jabloni

Костик после школы попытался поступить в мединститут, но не сложилось и для зарабатывания санитарского стажа начал он свой трудовой путь с самого низа, с препараторской должности на одной из кафедр института для усовершенствования врачей. А параллельно работе покатили репетиторы, подготовительные курсы, самостоятельное вгрызание в гранит науки.

Я же, молодой врач, пришёл на кафедру уже после Костика и, оказавшийся перед фактом своей низкой теоретической подготовки в избранной новой специальности тоже начал активно вгрызаться в гранитную плиту своих научных интересов. Именно тогда я начал серьёзно собирать и формировать свою профессиональную библиотеку, регулярно посещая «Книжный Свет», «Букиниста» и знаменитую в медицинских кругах «Медицинскую Книгу», имевшую свой букинистический отдел, в котором частенько появлялись потрясающие экземпляры, а стоила книга в те советские времена в стране с самым читающим народом, если сравнивать с ценами нынешних книг, а ведь ещё и в условиях нынешнего их низкого спроса, копейки. Однажды я наткнулся на переводной учебник химии Полингов, листая который понял, что хоть и не очень нуждаюсь в литературе подобного профиля, уйти из магазина без него не смогу. Эта книга удивила и покорила сразу и безоговорочно своими иллюстрациями. Многие из них были стереоскопическими и я, стоя у прилавка, перелистывая книжные страницы, впивался глазами в стереопары, две, на первый взгляд, одинаковые невзрачные левая и правая картинки сложных молекул, пытаясь смотреть сквозь них вдаль и приходя в восторг от возникающих в моём мозгу объёмных изображений от их слияния, замирая над ними, еле дыша, боясь спугнуть и потерять чудо. Из магазина, оставив в нём 4 рубля и 80 копеек, я ушёл с этой книгой.

molekula

Стереоскопическое изображение 5′-дезоксиаденозилкобаламина (кофермент B12). Из Л.Полинг, П.Полинг. Химия: Перев. с англ. В.М. Сахарова // Под ред. доц. М.Л. Карапетьянц. – Москва: «Мир». – 1978. – С.413

К слову сказать, я уже, благодаря «Науке и жизни», давненько был знаком со стереопарами и создаваемым ими стереоэффектом, но как развлечением, а эта Химия Полингов ввела меня, едущего по дороге жизни в крутой вираж, наложив печать на всё её дальнейшее движение. К этому времени я достиг серьёзных успехов в фотографии, поднявшись на следующий уровень этого искусства – научную фотографию. Забегая вперёд скажу, что диссертацию свою богато иллюстрировал стереопарами этапов оперативных доступов, разработанных и предлагаемых мною в своей работе, и в одном из хирургических журналов страны отметился статьёй, посвящённой использованию стереофотографии в хирургической анатомии и оперативной хирургии.

stenka-zhivota

Стереопара брюшной стенки. Из «Стереоскопическій анатомическій атлас» составленный по препаратамъ проф. Cunningham’а д-ромъ David Waterston’омъ и д-ромъ Esward Burnet’омъ: Перев. съ англійскаго д-ръ П.П. Дьяконовъ. –Ч.1: Живот. – № 4

На другой день рабочий ритм коллектива кафедры был расстроен Химией Полингов, все осваивали технику рассматривания стереопар без специальных стереоочков, а освоив с моей и Бога помощью, приходили в восторг, будучи не в силах оторваться от любования объёмными полинговскими молекулами. Костик сразу же запросил у меня сию «Химию» в долг, чтобы показать маме и выпросить у неё денег на покупку такого славного учебника. Хоть и получал Костя минимальную на тот момент в стране зарплату в 70 рублей, а это по тем временам были не слабые деньги, например, моя зарплата неостепенённого ассистента теоретической кафедры составляла 105 рублей, а после вычетов подоходного налога, комсомольских и профсоюзных взносов чуть превышала 90, но очевидно Костик сдавал заработанное в семейный бюджет, не смея присвоить что-либо без спроса у главы семьи, мамы. Через пару дней Костик вернул мне книгу, радостно доложив, что уже стал обладателем такого же экземпляра и поведал историю, в которой ушлость папы пышет во всей красе.

Дома Костя показал родителям учебник, взахлёб расхваливал его, объяснял про объёмные иллюстрации, учил маму с папой рассматривать их, убеждал маму что очень нуждается в таком учебном пособии, без которого не сможет достойно подготовиться по химии, чтобы стать, наконец, студентом мединститута. Однако, воспользовавшись случаем, решил Костя подзаработать и нагрузил матери, что книги этой в нашем городе нет, что привезли её знакомые из Москвы и продают за 10 рублей. Мама Костика заподозрила неладное, ей не хотелось переплачивать спекулянтам и начала убеждать сына продолжать готовиться к предстоящему экзамену по химии по трационному школьному учебнику. И тут на помощь Костику пришёл папа, зачитавший жене, что не гоже скупиться на книги для сына, рвущегося к знаниям, и давай, мать, дескать, не скупердяйничай, а раскошеливайся на червонец (десятирублёвая советская купюра была красного цвета). Мать не устояла напору сына с мужем и, тяжело вздохнув, всё-таки инвестировала в знания чада 10 рублей. А так как дело шло к вечеру и Костику было теперь за что его встретить и провести славно со своими друзьями, он стал быстро прихорашиваться, чтобы слинять из дому. Уже при выходе из квартиры, потушив свет в тамбуре и обратившись в глубину квартиры спиной, а рукой потянувшись к замку, отпирающему квартирную дверь,.. на этом месте Костя начал тикать мышцами своего лица, неожиданно был заломлен и зажат в тёмном углу, как из-под пола вынырнувшим отцом, жарко зашептавшим в ухо требование отстегнуть ему из выделенного матерью червонца пять рублей. Опешивший Костик попытался было возмутиться, но папа, прикрывая ему рот рукой быстро шёпотом же объяснил, что, если мать сейчас услышит их возню, то он будет сдан ей с потрохами и, стопудово, лишится не только пяти рублей, но не видать ему будет и учебника. Костик даже, теряя силу в ногах от такой неслыханной подставы, попытался было спастись от папы аргументом, что мама же дала денежку одной бумажкой достоинством в десять рублей, но папа, одной рукой прикрывающий сынин рот, другой рукой уже крутил перед расширенными от страха, возмущения и темноты глазами Костика пятирублёвой бумажкой сдачи.

Конечно, расстроенный и убитый горем Костик из дому на прогулку всё-таки ушёл, но разве разгуляешься даже в те не дорогие времена на 20 копеек. Кстати, бутылка водки стоила тогда меньше пяти рублей.

А Костик, несмотря ни на что, таки стал студентом-медиком.

Копирование авторских материалов с сайта возможно только в случае
указания прямой открытой активной ссылки на источник!
Copyright © 2020 larichev.org

Оставить комментарий

Архивы записей
Новый Свет-2012
Голубизна и золото Голубой бухты Голубая бухта 27_tortilla
Мета